Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Срочно в директора Исаакия!

18768541_1654843124530008_5796942065073109171_o

Записки билетёра Исаакиевского музея



"Если бы у меня был миллиард, я бы купил себе блондинку лет двадцати пяти, не очень высокую, но и не низкую, с изящной фигуркой и с голубыми глазами. Я бы заставлял ее ползать по дому в передничке и на карачках. А под передничком - ничего и нет. Так то. И я бы брал ремень и лупил ее по заду, а потом бы целовал и трахал часа два или три, или все четыре - сколько она выдержит, чтобы изнемогала от боли и удовольствия, и выла б белугой на всю ивановскую. Я бы взнуздал ее, как кобылицу, и хлестал бы ремнем по спине и по сиськам. И держал бы за волосья: что, тварь, еще? Еще? мало? Потом бы поворачивал другой стороной, и давал бы по щекам пощечины и заставлял бы далее неразборчиво. Она бы плакала и умоляла прекратить, а я бы смеялся ей, что недостаточно еще накуражился. Потом бы заставлял все вылизать, терял бы всякий интерес, и шел на пляж с мольбертом и холстами, где писал свой фиолетовый пейзаж, грызя кисти и думая о композиции. Затем я бы вынимал из холщовой сумки багет, крабов, черную икру, белое шардоне, и делал бы себе одинокий ланч под океанский прибой. Фейсбук бы я забросил и всех бы удалил из друзей, назло, чтобы все вконец уверовали, какой я подлец, а перед этим бы написал вам всем чего-нибудь гадкое и зло посмеялся бы. В обед я бы возвращался в дом, где меня встречала моя пария, одетая в цветастое платье, а я бы крепко целовал ее в губы долгим поцелуем, и вдруг восклицал: - Боже! Что это, милая? Откуда эти страшные следы на твоем теле? Кто тот негодяй, который так страшно измывался над тобой? Где он? Назови его имя, и я проколю мерзавца шпагой! Я бы брал ее на руки и нес в кровать, где зацеловывал бы ее раны, и брал бы девичьи ступни в руки и бережно и трепетно их массировал: от пальчиков - к пяточкам, нежно и сильно. А она бы смеялась, говоря: - Какая смешная игра. - Что? Какая игра?! - восклицал бы я, кидал ее на землю, и все начиналось бы снова - всякие пытки, мучения, и сострадания жертве. Потом бы она мне надоела к черту, и я бы ночью вынес ее во двор, и зарубил топором и наделал из нее котлет и колбас и пожарил бы, и поел с водкой, а на другой день купил бы себе другую. Но как же хорошо, что у меня нет миллиарда."
(с)